Лечение заболеваний, реабилитация после травм и операций опорно-двигательного аппарата:
-
контрактуры суставов, остеоартроз - коксартроз, гонартроз и пр., артрит, остеохондроз, протрузии и грыжи межпозвоночных дисков
Лечение заболеваний нервной системы:
-
неврит (нейропатия), невралгия, радикулит, плексит, ганглионит, инсульт, рассеянный склероз, мигрень, головные боли напряжения, вегетативная дисфункция (вегетососудистая дистония), нарушения сна, неврастения и другие неврозы
Лечение заболеваний ЖКТ и системы пищеварения:
-
гастрит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, рефлюкс-эзофагит, холецистит, желчнокаменная болезнь, заболевания печени и поджелудочной железы, дисбактериоз, запор и пр. нарушения дефекации, колит и другие заболевания кишечника, интоксикации
Лечение заболеваний органов дыхания:
-
бронхит, воспаление легких, бронхиальная астма, бронхоэктатическая болезнь, ринит, гайморит, ларингит, фарингит, хронический кашель
Лечение заболеваний мочеполовой системы:
-
цистит, пиелонефрит, простатит, воспаления яичников, эректильная дисфункция, мочекаменная болезнь, подагра
Лечение эндокринных заболеваний:
-
диабет, ожирение, мастопатия, заболевания щитовидной железы, надпочечников, снижение иммунитета
Лечение заболеваний сердечно-сосудистой системы:
-
гипертоническая болезнь, инфаркт миокарда, болезни сердца, атеросклероз, венозная недостаточность, варикозное расширение вен, геморрой
Лечение заболеваний кожи:
-
нейродермит, экзема
 
Психотерапия, коррекция и профилактика эмоциональных, когнитивных и поведенческих расстройств
-
Депрессии
-
Истерии
-
Страхи
-
Навязчивые состояния
-
Импульсивность
-
Зависимости
-
Характерологические проблемы (тревожность, мнительность, конфликтность, нерешительность, неуверенность, ригидность, "зацикленность" и др.)
-
Проблемы социальных взаимоотношений (супружеских, детско-родительских, партнерских, служебно-иерархических, взаимоотношений в коллективе)
Познание, самопознание, развитие личности
-
Вопросы идеологии человеческого существования
-
Философия отношений человека и среды, космологичность человеческого Бытия
-
Вопросы формирования и развития мировоззрения, мировзаимоотношения и миропонимания
   
 

Мануальный подход
-
Мануальная терапия
-
Массаж
-
ПИР (постизометрическая релаксация)
Рефлексотерапия
-
Корпоральная иглорефлексотерапия
-
СУ-ДЖОК терапия (корейская акупунктура)
-
Аурикулопунктура (акупунктура по ушной раковине)
-
Игольчатые аппликации
-
Цзю-терапия (полынные прогревания)
Медикаментозный подход
-
Гомеопатия
-
Фитотерапия
-
Добавочная терапия (БАД, витамины, микроэлементы)
Оздоровительный (комплексно-антистрессовый подход)
-
Лечебная физкультура
-
Коррекция питания
-
Коррекция образа жизни (режима труда и отдыха)
-
Закаливание
-
Физкультурно-оздоровительные нагрузки
  -
-
-

-
-
Плавание
Бег
Мышечно-суставная гимнастика
Йога
Цигун
Физиотерапия
-
Терапия магнитным полем
-
Электрофорезы
-
Гипертермические ванны
Психотерапия
-
Телесно-ориентированная психотерапия (ТОП)
.
-
Когнитивно-поведенческая терапия
.
-
Психоаналитическая терапия
.
-
НЛП (нейролингвистическое программирование)
.
-
Системная семейная терапия
.
-
Бихевиоральная психотерапия
.
-
Краткосрочная терапия, ориентированная на решение (BSFT)
-
Экзистенциальная психотерапия
Астрологический подход
-
астрологические консультации по личностным, профессиональным, семейным, финансовым вопросам и проблемам

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ

«Знаю я, что в той стране не будет
Этих нив, златящихся во мгле.
Оттого и дороги мне люди,
Что живут со мною на земле.»

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . С. Есенин

 

График приемов и консультаций:

Пн     10.30 – 22.00
Вт     10.30 – 22.00
Ср     10.30 – 22.00
Чт     10.30 – 22.00
Пт     10.30 – 22.00

Сб, Вс
и
праздничные дни – выходной

Консультации по телефону
проводятся:

ПО РАБОЧИМ ДНЯМ
В ПРИЕМНЫЕ ЧАСЫ

Обратная связь
freerider64@rambler.ru
+7(903) 108-84-98
Skype-Логин: black-yellowdragon

«Спрашивай - ибо познаешь, не спрашивай - научишься думать...»

Даосский афоризм


«О профилактике.

…Сохранение порядка, а не исправление беспорядка, является принципом мудрецов. Лечить заболевание после того, как оно возникло, всё равно, что копать колодец, когда захотелось пить, или ковать оружие, когда началась война».
(Из руководства по чжень-цзю терапии.)


"Коли доктор сыт-больному легче..."
( из к/ф "Формула любви")

"...Что с человеком ни делай, он продолжает неуклонно ползти на кладбище".

. . . . . . . . . . . . . . . . М.М.Жванецкий


ALIIS INSERVIENDO CONSUMOR. ALIIS LUCENS UROR.
(лат.)
– «Служа другим, себя трачу, светя другим, сгораю».

Предложил в качестве девиза медицины Ван Тульпиус,         голландский врач, ХVII век.    

OPTIMUM MEDICAMENTUM QUIES EST. (лат.) - «Лучшее лекарство - покой (спокойствие)»..

Авл Корнелий Цельс

MEDICUS AMICUS ET SERVUS AEGROTORUM EST. (лат.) 
"Врач - друг и слуга больных"

 

 


 

Горные лыжи/сноуборд. Франция. Paradiski. Ла Плань. Март 2016. 

Страница 2: Ла Плань. 2017.

 

Бургундия, Нормандия, Ла Плань или Лез Арк –
И в ваших жилах тоже есть огонь,
Но умнице Фортуне, ей-богу, не до вас
Пока не белом свете, пока на белом свете,
Пока на белом свете есть… Авдонь!

    
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вызывающе ранняя весна, неожиданно пришедшая уже в считающемся суровым для московской Руси феврале, к середине марта вытопила в городе своим нетерпеливым и давно ожидаемым горожанами солнцем почти весь снег, и островки свежей изумрудно-зеленой травы, тут же облюбованные пресловутыми мартовскими котами, немедленно и бесстыже заявившими на них свои права, для угрюмого каменного столичного мегаполиса являлись даже большим праздником жизни, чем претенциозно яркие тюльпаны в руках представительниц слабого пола во всемирный день памяти партайгеноссе Клары Цеткин и Розы Люксембург – незабвенных провозвестниц и миссионерок свободной любви и по совместительству – грядущего торжества мирового интернационала под неусыпным руководством представителей богоизбранного народа над отсталыми в классовом и национальном сознании всевозможными представителями рода человеческого.  А в нашем подмосковном Туристе, в частности – в окрестностях клуба Тягачева в Шуколово, деревень Степаново  и Парамоново, парка Волен в Яхроме и местечкового мегагиганта в Сорочанах  с их горнолыжной и сноубордной тусовкой, в которой можно лицезреть в течение зимы стремительно мелькающих кометами Галлея по незатейливым склонам клинско-дмитровской гряды представителей всех слоев общества – от отечественного бомонда, густо панированного стразами от Сваровски, начиная с нижнего белья и заканчивая диковинными авто, до лиц, напоминающих внешним и внутренним обликом одиозных жертв последствий катастрофы разрешения как квартирного вопроса в частности, так и проблемы частной собственности в целом, – наступило самое гнусное время – распутица, длящаяся по обыкновению здесь каждой весной с марта по июнь. Сатирик попал не то что в «яблочко», он попал, как лучший таежный зоокиллер, – белке в глаз, заметив, что в России, на самом деле, три сезона – «грязь замерзла, грязь засохла и грязь размокла». Вот последний в Туристе и наступил. Свой «домашний» деревенский горнолыжный склон с бугельным подъемником, в пойме реки Волгуша, я в этом году посетил аж целых два раза, в отличие от трех предшествующих лет, в течение которых это счастье мне не улыбнулось ни разу, ибо зимы эти отличались практически бесснежностью. Выручали только французские Альпы, где ногами, лыжами и сноубордом гордого россиянина удавалось вдоволь и всласть безнаказанно топтать земли экс- и потенциального  геополитического противника, а также справлять на вышеупомянутые земли естественную нужду, оставлять мусор, и, что немаловажно, по мере сил и возможностей ухудшать на них продовольственную ситуацию, уничтожая сыры, салаты, багеты, молочные и мясо-рыбные продукты, а также прочие различные наименования из санкционных списков с обеих сторон. Особенно безжалостно приходилось поступать с предметом национальной гордости французов – французскими сухими винами, чтобы, в соответствии с канувшим в Лету заветом и гениально-генеральным планом великого генералиссимуса, бить врага на его же территории. Раз уж в свое время мы собственную столицу не пожалели – сожгли, чтобы не досталась она ворогам поганым, – то уж живота своего тем более не пожалеем, сметая с их французских полок их продуктовые запасы, тем самым приближая неизбежный крах скрытых бонапартистов, масонов и «лягушатников», а вместе с ними – и грядущую кончину всего североатлантического блока оголтелых милитаристов и русофобов-беспредельщиков. Так уж получилось, что запланированную на январь этого года поездку пришлось отложить на середину марта. В качестве объекта экспансии мы выбрали новое место – регион Paradiski, название которого, как нетрудно догадаться, переводится как «лыжный рай», состоящий из двух отдельных регионов катания, соединенных между собой транспортной системой – Les Arcs и La Plagne.

  Увеличить

Москва прощалась с нами, смахивая щетками «дворников» с лобового стекла такси слезы мелочно-малодушной, сентиментальной мороси. Поездка до Домодедова, регистрация на рейс, прохождение таможни и собственно перелет дались нам на этот раз очень легко – без «напрягов» и в прямом смысле без головной боли. «Прощай, немытая Россия»… Аэропорт же Шамберри встретил нас через 4 часа после вылета из Домодедово унылой серой облачностью чуть остывшего свежесваренного черносмородинового киселя. Далее: через 1,5 часа пути в большом туристическом автобусе следует традиционная пересадка в Moutiers, где пересаживаемся в микроавтобус до Ла Плани. Соотечественников в этот регион набралось совсем немного, и это, как я понял, тенденция, ибо дежурного гида, как нам сообщила сопровождающая девушка от «Pac group», в La Plagne нет – только в Les Arcs. Связь с представителями туристической компании возможна исключительно по телефону. О времени и месте обратного трансфера будет сообщено в смс-сообщении, переданном двум членам группы. «О времена, о нравы». В автобусе приобретаю ваучер на покупку скипасса через «Pac group» со скидкой, общая экономия от приобретения абонемента на посещения подъемника через туроператора составила на две недели 17 европейских рублей, по сравнению с покупкой через кассу. Скипасс можно взять на 6, 7, 8 или 13 дней. По зонам катания можно приобрести абонемент либо на весь регион Paradiski без ограничений, либо на катание только в Les Arcs или La Plagne с возможностью в один из дней, на выбор, посетить соседний регион, либо выбрать исключительно одну из двух зон. Я выбрал абонемент на первую неделю пребывания с катанием в La Plagne и возможностью посещения в один из дней Les Arcs – как выражаются французы: Paradiski decouverte, – и второй абонемент на 6 оставшихся дней с катанием исключительно в La PlagnePlagne integrale. Я решил ограничиться в эту поездку только общим поверхностным ознакомлением с Les Arcs, и при условии, что мы останемся друг другом довольны, следующую поездку можно запланировать уже с непосредственным проживанием в Арках. Ну и, если во второй раз все тоже пройдет гладко, на третью поездку можно будет использовать все возможности, предоставляемые «райским местом», и кататься по настроению везде. А можно будет и снова вернуться в Ла Плань, ежели понравится. В общем: поживем – увидим, доживем – узнаем, выживем – учтем, вскрытие – покажет. Ибо все планы приблизительны, действительность – майя, а каждое мгновение приближает нас к смерти.
Но, «ближе к телу», как шутили Ильф с Петровым: общие затраты на подъемник за 13 дней с учетом скидки составили 542 евро. А стоимость такого же абонемента без ограничений на 13 дней составила бы 600 с лишним.

   

«Почем у Вас огурцы соленые. Однако-с. Ну хорошо, дайте два».
Да-с, недешево в этом году жить хоть во Франции, хоть на Родине.

На развилке в Bourge saint Mourice наш микроавтобус сворачивает направо и начинает путь по извилистому узкому горному серпантину наверх. Водителей, следующих до Ла Плани, предупреждают плакаты на каждом крутом повороте, что почти на 180 градусов, о том, сколько таких поворотов осталось до самого верха. Всего же их 21. Причем каждый такой поворот уважительно имеет собственное имя, как будто это название деревни или, как минимум, автобусной остановки. Нашу компанию из 5 человек доставляют последними, а перед нами завозят небольшие группы соотечественников сначала в Plagne Soleil, а потом в Plagne Bellecote. Место нашего временного двухнедельного проживания – Belle Plagne, отель ***Licorne с проживанием в апартаментах. Микроавтобус высадил нас перед подземным паркингом, а дальше нас ждал путь примерно в 600 м вверх по этому самому паркингу, с тяжелыми чехлами и чемоданами, а наш так называемый гид остался при этом в Moutiers, нас не сопровождал и никак не помогал найти нужные нам апартаменты. Короткими перебежками и помогая друг другу переносить багаж по паркингу, мы с трудом ползли вверх и полностью вымотанными добрались, наконец, до гостиницы. Смеркалось.

Я остался сторожить наш многочисленный багаж на открытой галерее гостиницы, а мои друзья отправились решать вопросы с размещением. Минут через 40 мы были поселены в красивый, удобный функциональный номер на втором этаже. В наших апартаментах все выглядело очень привлекательно: не бросающаяся в глаза, как бы «спрятанная» в столовом пространстве кухня со всей необходимой бытовой техникой и полным набором всяческой посуды, коридор с антресолями и большим количеством шкафов, слева – детская комната с двухъярусными кроватями, которую мы превратили в кладовку, и спальня с двумя удобными диванами-кроватями. Обстановка в номере выдержана в красно-белых тонах, свойственных Ла Плани, с по-домашнему уютной горнолыжной символикой на абажурах ламп, подушках и занавесках.


При размещении взимается туристический сбор в размере около 2 евро в день на человека, что за 2 недели на двоих составит почти 56 евро. Опции: подключение к wi-fi составит за 2 недели еще 30 евро, за пользование телевизором – еще столько же. Комната для сбора мусора находится на этаже, и бегать на улицу, а также сортировать мусор, как это принято в Европе, по разным контейнерам здесь не нужно. Нет и лыжехранилища, поэтому ботинки можно надевать в теплом номере. Для пользования лифтом необходимо знать код, который не меняется. Проверять посуду в номере нужно по описи и тщательно, а потом расписаться. Опись на французском. Если что не досмотрели – потом вычтут именно с Вас при выписке. При выезде можно выполнить финальную уборку самому, но на Вашей карте гостиницей при заселении блокируется депозит в 300 евро, поэтому могут вычесть и за финальную уборку аж 56 евро, и стоимость обстановки, коли сочтут нужным. Волюнтаризм.

Символ и логотип Ла Плани – это веселая и симпатичная Красная шапочка. Она здесь повсюду.

День первый. «Вставайте, граф. Рассвет уже полощется». Проснувшись и раздвинув на балконном окне тяжелые шторы, убеждаюсь: да, мы – в горах, мы – во Франции, и, судя по всему, грядущий день обещает быть насыщенным самыми яркими впечатлениями.

А ради впечатлений и ощущений, собственно, вся эта поездка и все тому подобное и затевается. Монотонность течения жизни зачастую делает человека механистичным, а значит – условно не живым. У механизма есть деятельность, но нет переживаний. Жизнь ценна не тем, что ты делаешь, – не деяниями и свершениями, ибо будешь ты что-нибудь делать или не будешь – на самом деле не имеет никакого значения, все подвержено смерти и тлену – и ты, и последствия твоих действий исчезнут безвозвратно. Исчезнут со временем и цивилизации, и планеты, и светила. Так что важно не то, что ты делаешь, а что ты при этом переживаешь, и какое это имеет значение исключительно для тебя. Не важно – гладишь ты белье, вышиваешь крестиком или красишь забор, важно – с каким настроением ты это делаешь.

«Человек – мера всех вещей».
Протагор         

Отчего на трассах разбиваются водители-дальнобойщики? От механистичности. Пейзаж все время одинаков, действия и поза водителя одни и те же, а дальше уровень возбуждения снижается, внимание, соответственно, ухудшается, далее это состояние углубляется, и водитель постепенно засыпает. И разбивается. Так и человек в быту – ходит на одну и ту же работу, выполняет одни и те же действия, встречается с одними и теми же людьми, говорит одни и те же слова… Одно и то же на работе, одно и то же дома, одно и то же с одними и теми же в постели, одни и те же привычные ритуалы, одна и та же еда… Возникает утомление от жизни и снижение уровня возбуждения, это и есть депрессия – утомление, пресыщенность и пытка жизнью, которая тягостно тянется, тянется, тянется... А депрессия в некотором смысле есть клиническая смерть.

— Погоня?
— Погоня, ваше сиятельство!
— Это замечательно. Когда уходишь от погони, то ни о чем другом уже не думаешь. Время надо наполнять событиями, тогда оно летит незаметно…
х/ф «Формула любви»        

Отдых и хобби, поездки, путешествия, приключения, новые знакомства, новые отношения и не дают нам «заснуть и разбиться». Мозг наш, так уж он устроен, перманентно стремится к возбуждению, поэтому ощущения, впечатления и переживания есть для него еда, топливо. Поэтому мозг, как и желудок, нельзя держать голодным. Ну и кормить, соответственно, чем попало тоже не стоит: если Вы его будете питать раздражением, недовольством, ревностью, завистью, ненавистью, то так и до отравления с тяжкими последствиями недалеко. Еще не стоит «кормить» мозг впечатлениями от событий, чреватых увечьем и гибелью. Причиной «безбашенных», опасно-рисковых и противоправных поступков, как правило, является унылая, безрадостная, однообразная жизнь, бедная событиями и впечатлениями, толкающая людей на поиск «адреналина». Так что да здравствует революция здравого смысла и понимания сути природы вещей! Даешь землю – крестьянам, воду – матросам, пищу – желудку, а мозгу – впечатления и ощущения!

«И жизнь хороша, хороша вдвойне, коль ей рисковать умеешь. "Pourquoi pas? "Pourquoi pas?...»

Итак, что у нас дальше, «граф»? Вперед! Нас ждут великие дела! Нет, стоп-стоп-стоп, дела подождут! Правильное доброе утро начинается с доброй чашки кофе с коньяком, на балконе, и видом на заснеженные Альпы в лучах полусонного и лениво поднимающегося светила. Глоточек и… Ооооо… мммммм… Вот это жизнь… И еще глоточек… Нирвана снаружи и нирвана внутри… Сделайте так и прислушайтесь к тому, что происходит у Вас внутри. Прислушались? Так вот именно это и называется гармония! Теперь можно жить дальше.

— Иван Арнольдович, а теперь немедленно вот эту штучку! Что скажете, доктор? Это плохо?
— Это божественно...
М.А. Булгаков, «Собачье сердце»         

Кстати, многократно побывав во Франции, я приобщился к такому затейливому и любимому Ван Гогом напитку, как абсент. Так вот: к утренней чашке кофе он совсем неплох.

Та-а-а-а-к, а что у нас там дальше? Магазин. Ибо кататься можно и не ходить, а вот без еды прожить точно не получится. Оказалось: чтобы попасть внутрь супермаркета Spar, что находится в паре минут ходьбы от наших апартаментов, необходимо проделать чудеса потрясающей ловкости, по той простой причине, что спуск к нему с дороги представляет собой сплошную ледяную горку. Еще издалека я наблюдал, как пяток молодых и не очень молодых людей и четыре дамы поочередно пытались преодолеть эту полосу препятствий. На ногах из почтенной публики на льду не устоял никто, а дверь супермаркета они поочередно открывали в состоянии разной степени ушибленности, потирая соответствующие места. Ха, толерантоманы и гаджетопаты! Жизни и порядка не знаете! Рядом с обледеневшим спуском, тут же, в сугробе, я проделал, постепенно утрамбовывая снег, персональные ступеньки и затем без всяческих проблем величественно подошел к двери. Публика внутри магазина взирала на меня сквозь окна, пока я проделывал свой спуск, а затем и в самом супермаркете так, как будто это именно я ходил по воде аки посуху, перед этим еще делал из воды вино, кормил семью хлебами толпы людей, а также оживлял Лазаря. Мне вот всего этого совершенно не надо, а вот маленькая скидочка на продукты не помешала бы. Но скидку эти французские индюки не дали… Зато моя «тропа» стала воистину народной еще на пару дней. Потом работники магазина, видимо, обретя трезвый ум, сами поработали кайлом и лопатой и худо-бедно вырубили ступеньки, чтобы их клиенты могли попасть в супермаркет без травматизма. Причем именно худо-бедно.

Ну, а я добыл в супермаркете то, что Бог послал: творог, сметану, овощи и зелень, мясо, вино и нежные круассаны из слоеного теста. И булочки. Обязательно булочки с шоколадом, без булочек же с шоколадом во Франции – это не жизнь, а бессмысленное блуждание, суета и томление духа. Конечно. И сыр. Обязательно сыр. И обязательно boufort. И хрустящий багет. Увидеть багет и … Нет, не умереть, что Вы, с ума сошли? Увидеть и немедленно отломить этот хрустящий кусочек. И в задумчивости жевать… А потом заесть его мааааленьким кусочком бофора… Смысла существованию от этой процедуры не прибавится ни на грамм, но как же будет хорошо…

После «завтрака туриста» одеваемся и двигаемся в кассу получать ски-пассы по приобретенным в автобусе ваучерам. Но здесь нас ожидал сюрприз, однако! Перед нами оказывается очередь человек в 40, так что стоять приходится даже на улице в течение минут эдак 30. Ничего подобного при покупке абонементов на катание я нигде и никогда доселе не видел.

Но вот мы, наконец, и счастливые обладатели ски-пасса Paradiski decouver на неделю. Поедем понемногу знакомиться с регионом, людей посмотреть, себя показать, кости с мышцами размять да нагрузить их слегка. В первый день главное – не перегрузиться. После серости бесконечной череды московских и подмосковных дней глаз жадно набрасывается на яркость красок сегодняшнего дня: на яркость светила, на насыщенную яркость неба, на яркость бьющего по зрению ослепительного, с голубым отливом, снега, на который, как и на солнце, почти невозможно смотреть... А тело, истосковавшееся по движению, скольжению, драйву, игре со склоном, лыжами и виражами, уже так же трудно сдерживать, как трудно остановить скачущего, взбрыкивающего и резвящегося молодого жеребенка, из которого жизненная энергия бьет могучим и неостановимым горячим гейзером. И резвимся мы в регионе Champagny. Трафик на подъемниках и трассах здесь сегодня по субъективной визуальной оценке – 2 балла. Проникаюсь безмятежностью и благодатью. Бывают горы, один только вид которых способен тебя приструнить и дисциплинировать. Рядом с ними ощущаешь себя бесконечно малым и ничтожным. Здесь не так.  Действительно – рай какой-то вокруг…

Вечером мой приятель отдает местным мастерам лыжи в точку. Малый сервис, т.е. точка кантов и смазка поверхности, стоит 18 евро, а большой – заделка царапин и выщербин, шлифовка + канты и смазка – все 30. Однако, жизнь и во Франции дорожает с каждым годом. В прошлом году это стоило, соответственно, 10 и 18.

День второй. Утреннее небо девственно, чисто и непорочно, хотя прогноз третий день уже безрезультатно обещает снег. На трассах трафик явно вырос до баллов 6. «Стабильности нет в мире»… Полюбившуюся мне вчера красную трассу в Champagny выразительно зовут Hara Kiri. Трасса со сложным рельефом, быстрая, широкая, с перепадами и вполне азартная. У нее внизу два варианта окончания – длинный «синий» плоский, хотя и не скучный, выкат и «красный» бодрящий «крутячок». На последнем сегодня уже «набили» бугры, они хоть мягкие и сыпучие, из отпущенного снега, но все равно приходится их обрабатывать и с ними считаться. А еще вчера здесь было жестко, ровно и замечательно быстро. Через неделю «красный крутячок» закроют совсем, ибо снег на нем почти полностью стает до земли.

Ноги вчерашнюю нагрузку переварили без последствий, а дыхания хватает на то, чтобы проходить трассу, не останавливаясь. А мне здесь нравится… Недостаток трасс в Сhampagny состоит в том, что это – южные склоны, подверженные активному воздействию мартовского солнца, которое «растапливает» их быстрее остальных. Этого недостатка лишена другая приглянувшаяся мне «красная» трасса – Inversens. Она – северная, а потому все время жесткая до самого вечера. В ясную, как сегодня, погоду из кресел одноименного подъемника, подъезжая к конечной станции, можно увидеть Куршевель – его подъемники, лесные массивы, рельеф трасс и даже уменьшившихся до размера муравьев человечков. Занятно: если ехать по автодороге, то до Куршевеля – несколько часов, а по факту – вот он, совсем рядом. Еще отсюда хорошо наблюдать за тем, что происходит на леднике. А видно там, что вся эта огромная территория и прилегающие к ней Glacher Bellecotte и Glacher de la Chiape, вплоть до ущелья, ведущего в Les Arcs, сплошь покрыты либо буграми, либо следами фрирайдеров. Последним здесь явно есть, где порезвиться и получить массу впечатлений. Также предпочтенцы внетрассового катания здесь спускаются в это же ущелье непосредственно с Roche de Mio.

День третий. Обещанного снега все так и нет, с утра нас встречают жаркое солнце и ясное небо.

Сегодня один из лучших для катания дней по состоянию снега, подготовленности трасс, погодным условиям, физическим кондициям… О большем и мечтать не приходится. Да, и мне абсолютно точно здесь – нравится! Ндравицца, как любит выражаться «нонешняя» акселерированная молодежь, мало знакомая с правилами правописания, орфографии и пунктуации и прочими упавшими в Лету артефактами мировой культуры.

У меня начинает складываться определенная последовательность смены трасс в течение дня. Сначала из Belle Plagne я спускаюсь в Plagne Bellecotte, затем поднимаюсь на кресельном Colosses и перемещаюсь в Plagne Centre. Здесь я последовательно разминаюсь синей Arnica и какое-то время катаюсь на синей Verdons. Затем я переезжаю на трассы слаломного стадиона и катаюсь либо на них, если стадион свободен от тренировок, либо на находящейся сразу за ограждающей стадион защитной сеткой синей Mont st-Sauveur, которая достойна того, чтобы проводить на ней соревнования по гигантскому слалому. «Отпахав» часа полтора без перерыва на стадионе, далее в два подъемника – Colorado и Verdons – перемещаюсь на Les Verdons. Можно, конечно, подняться и на гондолах Funiplagne Grandе Rochette, но в хороший весенний день хочется ехать в открытых креслах – вдыхать полной грудью альпийский воздух, а не «выхлоп» запыханных сноубордистов, и смотреть на горные виды без преломления мутными стеклами кабины. Кроме того, за пару подъемников можно получше отдохнуть после «тренировки» на стадионе и заодно еще раз «пройтись» в удовольствие простенькой Arnica от Colorado до Verdons. С Les Verdons я еще часок непрерывно «отрабатываю» «красную» Hara Kiri в Champagny, пока ноги здесь не запросят пощады, а снег в нижней половине-трети трассы не станет рыхло-вязким.

Теперь можно опять малость передохнуть и переместиться последовательно тремя подъемниками на Roche de Mio и «красную» Inversens. На последней хорошо завершать день, доведя себя «до кондиции», и уходить, когда солнце начинает потихонечку скрываться за вершинами. Старый подъемник здесь тащится со скоростью сельского скрипучего тарантаса, но в этом, я Вам скажу, есть особая прелесть – можно погрузиться в глубину медитативного покоя, неспешные размышления о жизни или просто, «выключив ум», переживать состояние телесного блаженства. А уж как рады этому обстоятельству натруженные мышцы, Боже ты мой…

К концу сегодняшнего дня ощущаю появление первых признаков, что канты лыж потихонечку начинают «сдавать», хотя до настоящей точки еще дело не дошло. Последний раз я отдавал лыжи в точку в прошлом году, в Тине, после первой недели катания. Поэтому вечерком, на досуге, беру канторез и слегка правлю им свои славные лыжицы.
 «Это была славная охота»…
Да, хороший был день!

День четвертый. Вот, наконец, пришло то, что так давно обещал прогноз погоды. Сегодня сумрачно с утра, небо затянуто низкой облачностью, вот-вот из грозных темных туч посыпятся пущенные не знающей жалости рукой, многочисленные острые снежинки-сюрикены.

Дует колючий, порывистый, пронизывающий сильный ветер, сметающий со склонов и крыш домов ночью выпавший снег. Вместе с тем, этот же ветер бесцеремонно толкает тяжелые облака, не давая им затянуть небо и сомкнуться, а в образовавшиеся внушительные просветы протискиваются солнечные лучи. Поэтому выходим из дома с намерением пока покататься по трассам попроще, не поднимаясь высоко, чтобы в случае ухудшения погодной ситуации без осложнений вернуться домой, а там видно будет. Людей на склонах немного, мало кому нравится кататься в таких условиях, хотя, конечно, многолетние наблюдения показывают, что полоумных, которые идут кататься и при полностью отсутствующей видимости, хватает.  Через некоторое время погодная ситуация довольно быстро улучшается, несмотря на то, что периодически налетают короткие снежные смерчи, уменьшающие видимость до нуля, а снежинки пираньями, почувствовавшими добычу, впиваются в не закрытые шлемом и очками-маской части лица. Мы переходим на катание с Les Verdons, а затем перебираемся на Le Biolley и катаемся по спортивному слаломному стадиону. Сегодня здесь не проходит спортивная тренировка, судя по всему, ее отменили из-за погодных условий, и мы получаем редкую возможность попользоваться одной из самых ухоженных трасс региона, позволяющей осуществлять спуски в предельно динамичном спортивном стиле. В течение часа тучи постепенно затянули небо, и рельеф трассы на скорости перестал быть видимым, не спасал даже соответствующий красно-оранжевый фильтр очков-маски. С такой видимостью по крутым и быстрым трассам «гонять» нельзя – разобьешься. Мы предположили, что видимость в Champagny может быть лучше, и решили спуститься туда. Так оно и оказалось. Так, да не так. Видимость действительно оказалась лучше, а вот ветер здесь был просто пыточным. Кроме того, этот же ветер отполировал поверхность склонов до зеркального блеска. Хорошо, что я вчера канты поточил… Домой, домой, домой! И греться, греться, греться!

День пятый. Нынешнее утро уже обещало неплохое катание. К 9.30 стало совсем солнечно, хотя и с высоко висящей, рваной облачностью, похожей на изобилие видавших виды, изрядно потертых и многократно, но каждый раз тщательно выстиранных марлевых бинтов.
Мы договорились совершить путешествие в Les Arcs для знакомства с регионом. Сначала, как всегда, спустились в Plagne Bellecote. Затем на подъемнике Arpette переместились на одноименную вершину L’Arpette (2385м), откуда спускались «синей» извилистой Monte Blanc, перешедшей справа в Pierres Blanches, проходящую местами довольно полноводной, извилистой снежной рекой через плотный сосново-елово-лиственничный лес. По пути мы удачно «перескочили» на «черную» Pelees, чем изрядно сократили себе путь и избегли участи косяка сардин, пытающихся двигаться в водопроводной трубе диаметром в 2 дюйма, ибо желающих попасть этим единственным путем из La Plagne вLes Arcs этим утро было предостаточно. Главное было не проскочить на скорости немного ниже – тогда бы пришлось спускаться либо в Les Coches (1450м), либо и того хуже – в Montchavin (1450м). Но этого не произошло, и мы благополучно спустились к двухэтажному фуникулеру Vanoice Express. Нам, в силу нашего положения в очереди, достался нижний этаж, посредине которого на полу находилось ударопрочное стекло; и сквозь него, наравне с панорамным остеклением кабины, можно было вести наблюдение за окрестностями, подобно тому, как это делают туристы, разглядывающие интимную жизнь крикливо-пестрых многочисленных обитателей подводного мира с экскурсионных катеров где-нибудь на Красном море или на каких-нибудь Мальдивских островах.
Вагон фуникулера, следует сказать, произвел на меня впечатление не только своей многоэтажностью, но еще и чрезвычайно высокой скоростью перемещения – ничего такого я досель не встречал. Привозит он в регион, который называется Plan Peisey, откуда вверх мы поднялись с помощью одноименного кресельного подъемника, имеющего также и цифровую идентификацию, что является местной особенностью – любой подъемник в Les Arcs носит как название, так и соответствующий номер – в данном случае: Peisey 61. С этого подъемника длинной «синей»Foret, плавно перешедшей в такую же по цвету Maitaz, мы добрались до гондольного подъемника Transarc 47. Transarc 47 находится уже в регионе Arc 1800.  Вместимость кабины - 8 сидячих + 3-4 стоячих места, в середине подъема есть возможности схода-подсадки, где нас, собственно, и «уплотнили» по дороге вверх тремя французами, один из которых пытался все время положить мне на голову свой заплечный рюкзак и облокотиться на меня. Пришлось наглядно продемонстрировать просвещенному европейцу границы допустимой толерантности и вразумить этот цивилизационный продукт многократных скрещиваний галлов с юристами упиранием рукоятки своей лыжной палки под его самодовольные ребра, после чего необходимый консенсус был найден, а статус-кво, соответственно, восстановлен. В общем, «мальчик жестами объяснил, что его зовут Хуан».

Курьезный факт: следует упомянуть, что трасс под названием Foret в Les Arc ажцелых четыре, все они находятся в разных местах, причем две из них имеют направления, строго противоположные друг другу, – одна из них ведет влево, другая – вправо; по одной мы двигались в центр Les Arcs, по другой в конце дня возвращались обратно в La Plagne. Вот такая лингвистическая эллочколюдоедская экзотика тутошней картографии. Так что, если соберетесь в Les Arcs, имейте это в виду.

Кстати, «язык жестов» пришлось по дороге применять еще раз – в очереди на подъемник. Степенная мадам, стоя ровно позади меня, решила совершать движения к турникету, исключительно поставив собственные лыжи поверх моих, а продвигаться вперед таким образом лично мне довольно трудно. Да и просто как-то неприятно. Оборачиваюсь, придав своему лицу выражение предельно возможного шарма, недосягаемого обаяния, колоссального дружелюбия, сверхчеловеческого гуманизма, и с ослепительно белозубой улыбкой, ну, насколько лицо это выдерживает, а также дополнительно выполнив книксен вполоборота, сообщаю, что, мол, не будет ли любезна столь высокочтимая мною особа принять мои уверения в ее почитании и не соизволит ли она сама, в знак признания моих глубочайших реверансов в ее адрес, не ходить по моим лыжам своими высокородными ногами. Объяснились, раскланялись, через два шага все повторяется сначала – ничего не изменилось. Оборачиваюсь. Молча. Смотрю. Стоит себе на моих лыжах с дементным выражением на лице. «Так-так… По-хорошему не желают…» Ну, ладно, давай по-другому зайдем. Выдергиваю не без усилий свои лыжи и встаю их задниками на носки ее лыж так, что последние с треском приобретают плоскую форму. И лучезарно улыбаюсь ей неповторимой улыбкой Жана-Поля Бельмондо – мол, я понятно объясняю или еще раз повторить при случае? Но для излечения больной оказалось достаточно всего одной «таблэтки»,  и «все сняло как рукой». Вот и славно, обращайтесь! «Всех излечит, исцелит добрый доктор Айболит».

Пока двигались по Foret-Maitaz, Lez Arcs произвел меня очень сильное впечатление, очень мне тут понравилось, ибо указанную мною дорогу постоянно пересекали идущие сверху вниз длинные, широченные, хорошо обработанные трассы, с качеством снега идеальной жесткости для комфортного быстрого катания, и позволяющие получить удовольствие как от скорости, так и от выполнения телом эстетичных, «правильных» движений. Для катания в карвинге на лыжах или сноуборде с жесткими креплениями лучше и желать нельзя. «Красные» и «синие» трассы, о которых идет речь, просеками вырублены в хвойном лесу. Сочетание хвойного воздуха, яркого солнца и суперкомфортных подготовленных трасс сразу возбудило во мне яркую ассоциацию: ну, чистый Куршевель. Или Ла Танья. Только гораздо обширнее, удобнее и комфортнее.
Но впереди меня ждало еще большее потрясение от Les Arcs, давно я не испытывал от панорамы гор таких глубоких и восторженных эмоциональных впечатлений. Надо сказать, что удивить, восхитить и поразить именно горным пейзажем, предназначенным для катания по его склонам, меня уже давно довольно непросто. Лез Аркам это удалось. Этот вид открылся мне с Col de La Chal (2600 м). За спиной у тебя оказывается Aiguille Grive (2732 м), прямо перед тобой – вид на Grand Col (2832 м) и Aiguille Rouge (3226 м), а все это вместе составляет внутренние стенки почти идеальной пиалы, выточенной из скал и снега… А тот «Куршевель», о котором я рассказывал до настоящего момента, есть наружные стенки этой огромной естественной чаши. Хочешь – катайся снаружи ее, хочешь – внутри, и это катание очень различно. Если «куршевельское» катание будет комфортно всем без исключения – как детям и «чайникам», так и продвинутым любителям горных лыж и сноуборда, то катание внутри годится, преимущественно, очень хорошо катающимся. Нет, там есть, конечно, «синие трассы», но они исключительно для того, чтобы просто переехать от одного подъемника до другого, другие трассы – либо «красные», либо, главным образом, «черные» – очень круты, длинны и жестки. Большинство «черных» не обрабатываются, и поэтому, естественно, сплошь покрыты буграми, в карте региона они отмечены жирными красными надписями Natur. Так что любители фрирайда – внетрассового катания – здесь, как и на леднике Glacier de La Ghiaupe в Ла Плани, получат полную сатисфакцию. Возможности же, которые именно для фрирайда предоставляет весь Paradiski, наиболее внушительны по сравнению со всеми регионами, где я успел побывать на сей день. Не очень уверенно чувствующим себя лыжникам и сноубордистам посещать Glacier и внутреннюю чашу Лез Арков с Aiguille Rouge во главе не советую, если только в экскурсионных целях – поглазеть, «поставить галочку» о посещении и уехать обратно. Особенно Glacier, ибо в Les Arcs худо-бедно можно «по синеньким отметиться» и потом спокойно уехать, не геройствуя.

А еще в Paradiski очень много лыжников-парапланеристов, они часами огромными птицами кружат в воздухе, поднимаясь, спускаясь, вновь поднимаясь – используя восходящие потоки, раскачиваясь и выписывая стремительные спирали, спокойно паря или совершая опасные и рискованные маневры вблизи сурово оскалившихся горных возвышений.

За наше экскурсионное дневное знакомство с Les Arcs мы поднялись на Grand Col (2832 м) на одноименном подъемнике и спустились обработанной «черной» Refuge и «красной» Grand Col. Refuge достаточно крута и жестка, посему требует к себе уважения, собранности и хорошо заточенных кантов, хотя любителей ее пройти много – на подъемник собирается немаленькая очередь, что на склоне вносит дополнительные сложности. Затем мы поднялись на гондолах подъемника Varet 40, от верхней станции которого еще можно подняться с помощью большого «вагона» Aiguille Rouge на самый верх.

Но мы ограничились тем, что получили удовольствие, с комфортом скатившись по «красной» Arandelieres, плавно перешедшей в «синюю» Vallee de L’Arc, после чего спустились в Arc 1950 и покинули внутреннюю чашу на креслах Bois de L’Ours 31, оказавшись на L’Arpette (2413 м) (удивительно, но гора с точно таким же названием и подъемник есть и в Ла Плани, правда, высота ее 2385 м), и двинулись в обратный путь в сторону La Plagne.

По дороге мы несколько раз развлекли себя, совершив несколько спусков-подъемов на Derby 69. К 14.00 мы уже вернулись к Plan Peisey, к двухэтажному вагону. В самом низу, под жаром кварцевой лампы дневного мартовского солнца образовалась снежная «каша», и я чуть не упал напоследок, влетев в нее после жесткой затененной лесной трассы. Ощущение было такое, что меня на полном ходу крепко схватили за лодыжки обеих ног. Нам повезло, вагон уже стоял «под парами», и через пару минут после нас двери закрылись – и канатный трамвай быстро домчал нас до границ La Plagne, где снег внизу тоже был вполне себе зыбкий и длительно томленый на медленном естественном огне.
Такого жаркого солнца здесь мы еще не ощущали. Весна… Именно сегодня мы обратили внимание – как мало с каждым днем остается снега в горах, как стремительно обнажаются камни и скалы, еще вчера надежно спрятанные под белым покрывным одеялом, сотканным из мельчайших замерзших капель воды, как мощно дышит земля из-под снега многочисленными, на глазах растущими проталинами… Опрометчивые лыжники и бесшабашные сноубордисты, подогретые солнцем и содержимым нагрудной фляжки, располагаются, как змеи, на нагретых камнях на отдых, со своими спутницами и друзьями – поболтать и позагорать…

А через короткое время на улицы местных урологов придут воодушевление и профессиональный праздник весны и труда, ибо «здравствуйте, долгожданные воспаления придатков, здравствуйте и вы – циститы и простатиты», посему – «в очередь, сукины дети, в очередь»… Каждый год везде одно и то же – непрерывный «день сурка». Любителей и любительниц кататься под весенним солнцем в купальниках, с голым торсом или в плавках, будут ждать аптечные пункты, где повышенным спросом немедленно начнут пользоваться бинты, зеленка, йод и прочие антисептические и ранозаживляющие средства. Ибо падение незащищенной кожей на снежный склон, каким бы мягким он ни казался, всегда равносильно тому, что проехаться поверхностью тела по асфальту – снег, как наждак, имеет кристаллическую структуру… А любителей весеннего загара в шезлонгах на полянах ждут ангины, синуситы, гаймориты, бронхиты и воспаления легких… «Что с человеком ни делай, он продолжает неуклонно ползти на кладбище», ибо человеческую безрассудность, опрометчивость и самонадеянность так же нельзя отменить, как и наступление весны. Но для докторов, как, собственно, и для представителей других всевозможных профессий, это источник заработка. Люди – существа, которые паразитируют друг на друге, причем как поодиночке, так и в складчину, ибо источник бедствий и несчастий для одних является заработком и пищей для других, а сытых и полнокровных всегда окружают «глисты» и «прилипалы». Вкус этого паразитства каждый человек впитывает с утробы и младенчества, передвигаясь, развиваясь, питаясь и манипулируя телом и психикой своей матери в интересах своего собственного организма. Родители еще довольно продолжительное время послужат этой цели поедания плоти, пития крови и перемещения в пространстве, а при нередкой удаче «дитятки» – и до конца их собственной активной жизни; затем их сменят друзья, знакомые, мужья, жены, родственники, приятели, случайные и неслучайные знакомые, а впоследствии уже и собственные дети.
Паразитизм – поведенческая программа, обеспечивающая выживание, часть нашего экологического пейзажа и нас самих, он непобедим, как вирус, который постоянно и разнообразно мутирует и становится все более изощренным.  Эксплуатация и использование человека человеком для обеспечения собственной жизнедеятельности у нас в «крови», какими бы «добрыми» намерениями это ни объяснялось, ибо маскировка своих истинных намерений, облика и прочего – один из мощных факторов естественного отбора.
Всё – не то, чем кажется, все врут всем. Успешные и искусные обманщики продлевают свою жизнь на какое-то время – до поры до времени они «в игре», хотя игра, даже для опытных игроков, – дело случая; хронические же неудачники, лузеры и аутсайдеры влачат жалкое существование и выбывают из игры. C'est la vie.
С объяснениями намерений тоже все обстоит достаточно забавно, ибо человеческому мозгу свойственен дуализм. Образно говоря, он состоит из древнего, инстинктивного базиса, который представляет собой множество поведенческих программ – от первой обезьяны (а на самом деле – еще раньше) до homo наших дней (потому зачастую эти программы конфликтуют друг с другом), запускающихся в ответ на определенные ключевые стимулы среды, и на порядки более молодой – в эволюционном смысле – надстройки, способной познавать окружающую среду с помощью абстрактных понятий и на этой основе предпринимать попытки регуляции собственного поведения. В подавляющем большинстве случаев базис оказывается сильнее – и запускается определенная поведенческая программа (а не потому, что человек сознательно принял то или иное решение), надстройка же потом, постфактум, объясняет окружающим и самому себе, с разной степенью абсурдности, в рамках явления когнитивного диссонанса, почему такое решение было принято. И подобное объяснение, как правило, не имеет ничего общего с реальным положением дел.

День шестой. Сегодня утром солнечно и тепло, хотя ночью был мороз до -10. Наше катание началось с Inversens, и за 40 минут мы успели прокатиться только пару раз, ибо повторюсь – подъемник здесь очень медленный, а нагруженный «под завязку» идет вообще «пешком». Кроме того, нам досталось каждый раз стоять в большой очереди. Особенности поверхности трассы сегодня в том, что «выглажена» она была очень недобросовестно – с буграми, выбоинами и неровностями, что на высокой скорости, на которой я ее прохожу, чревато высоким травматизмом – дело вполне может закончиться переломом конечностей или сотрясением мозга. Поэтому приходится «держать себя в руках». Больше в очереди стоять не хотелось. Пришлось с Roche de Mio спуститься в Champagny и целенаправленно покатать трассы вокруг кресельного подъемника Borseliers – комфортные, почти безлюдные, хотя и предельно жесткие в 11 часов утра. А теперь – моя любимая Hara kiri.

К 12 часам ее последнюю треть развезло в кашицу, и меня поначалу с непривычки притормаживало, но я быстро адаптировался и, сев в уже непривычную для меня слегка заднюю стоечку – чуть более загрузив задники лыж, пролетал этот участок практически без потери скорости. Через 5-6 спусков у меня возникло желание для разнообразия сменить трассу, но каждый раз, подъезжая к подъемнику, я видел одну и ту же картину – полное отсутствие очереди, и ноги сами заворачивали меня, чтобы сесть в пустое кресло. К тому же, выбор был не очень богат – либо спускаться вниз в Plagne centre по «синей» Verdons, либо перейти на трассы спортивного стадиона под Le Bioley (2350 м), либо уехать на «красную» Inversens. Но… вот уедешь с хорошей безлюдной трассы, приедешь на другую – а там очередь и толкучка… Так и зачем? Вот я без остановки 20 раз и прокатал Hara Kiri до тех пор, пока ноги не запросили пощады. А на часах уже 14.30. Теперь можно перемещаться и на Inversens. Там подъемник медленный, ехать наверх в креслах долго и приятно – пейзаж весенний, солнышко греет, за время подъема можно дать натруженным мышцам как следует отдохнуть, вот время с толком и пройдет. Так я и поступил – добавил в свой сегодняшний «послужной список» еще 4 спуска по Inversens и пошел домой, чрезвычайно довольный, предаваться поглаживанию теплыми водяными струями, стаканчику виски, пропущенному лежа в шезлонге, на балконе, под лучами благосклонно греющего светила, и приему пищи…

А вечером, в лучах заходящего солнца, капель из растопленного снега на крышах высокогорных шале была похожа на горестный и неподдельный плач давно уже и почти всеми забытого Пьеро, под аккомпанемент грустного и грассирующего голоса Вертинского – такого же скорбного, ушедшего и растворившегося в холодной темноте времени и пустоты… День безвозвратно уходит…  Уходит… Непоправимо и навсегда… Исчезают, скрываются во все ближе и ближе в подступающей темноте сегодняшние восторги и упоения… Темнота уже совсем рядом. Рядом настолько, что кажется, что ее можно потрогать рукой. А утро так далеко… Так далеко, что нет никакой надежды на его наступление… А потом закатилось, исчезло и солнце, и остался только скорбный плач, беспрерывно падающий с крыш… Жизнь как день, а день как жизнь… Песчинка в часах вечности, которые скоро перевернутся…

День седьмой. Сегодня день совсем безоблачный. Народа на подъемниках и трассах уже с утра ощутимо меньше – пересменок, суббота – одни уехали или ждут трансфера в аэропорт, а другие еще не приехали.
После спуска в Plagne Centre неожиданно оказывается, что кресельный подъемник Colorado не поднимает. Ну, не ждать же – заработает чуть позже. Поэтому поднимаюсь на Becoin к стадиону.

Слаломный стадион в Plagne Centre, раз уж о нем зашла речь, – не просто стадион, а стадион именной и носит название Stade Jean-Luc Cretier. С утра уже на нем идут соревнования слаломистов, участников – 121 человек, мужчины, и «рубятся по-настоящему».

А я в это время пользую свою любимую «синюю» Mont st-Sauveur, которая от стадионной мало чем отличается, т.е. это тот же склон, только по другую сторону защитного заграждения. Поскольку сам я исповедую стиль катания, максимально приближенный к спортивному, о лучшем мне и мечтать не приходится. Тогда «вперед и вниз, а там»… Колени в повороте почти ложатся на трассу, на перепаде высот перегрузки вжимают меня в склон, каждый вираж выстрелом выкидывает в очередную дугу с ускорением, положение тела направлено на уменьшение аэродинамического сопротивления, тренированные мышцы, как хорошая лошадь, разгоняют, держат и поощряют : «Давай! Давааааай!!! Прибавь, ты можешь! Вниз, вниз, гони вниз!!! Держать, держать!!!» Встречный воздух завывает в шлеме диковинным рок-н-роллом… «Ветер в уши сочится и шепчет скабрезно…»

Стадион – это моя стихия. «Мы с тобой одной крови…» Он чувствует, что я здесь свой, хотя на мне нет ни спускового комбинезона, ни номера участника. Я даже не прохожу спусковые ворота и флаги… Но не это здесь главное, здесь не важно, как ты одет и есть ли у тебя титулы и награды. На трассе, на дорожке, на ковре, на площадке  главное – дух. Дух бойца, дух воина, дух гладиатора. Тогда там ты – свой. Такова экология места. И так я час с лишним гоняю вверх-вниз, пулей – вниз, наверх – в кресле. И это тоже для меня привычно – в ежедневной, ежечасной монотонности движений спортсмена есть свои удовлетворения, радости и восторги. Только дорасти до них может исключительно терпеливый, упрямый и способный. Т.е. нацеленный преодолевать день за днем этот барьер монотонности, однообразия, тяжелого физического труда, ошибок, несовершенства и неудач, неудач, неудач… Нацеленный сделать из себя-заготовки, примитивной болванки, коих миллионы, – произведение искусства ручной работы. В этом и будет значительная часть силы – в способности терпеть, выносить, не обращать внимания, преодолевать, сопротивляться, думать, анализировать, исправлять. И вот тогда ты начинаешь обретать власть – власть над собой. И эта тупая болванка тебе покоряется, она начинает тебя слушаться, и ты понимаешь, что можешь сделать из нее все, что захочешь. А те, кому одно и то же часами делать «в лом», серьезных успехов не достигают. Ни в чем. «Не удержишься ты наверху, ты стремительно падаешь вниз».

 

Теперь более подробно про трассы с Le Biolley (2350 м). О «синей» Mont st-Sauveur я уже немного рассказал, это моя любимая: длинная, в меру крутая, очень широкая, ухоженная, ровная, интересная за счет перепадов и изгиба. Она, на мой взгляд, скорее «красная», но французам виднее. Вообще цвет трассы — это вечная притча во языцех. Моя гипотеза такова, что каждому региону катания, чтобы позиционировать себя на определенном уровне, необходимо иметь определенное количество «черных» трасс, «красных», «синих», «зеленых»; в связи с этим, если фактически, например, «красных» слишком много, а «синих», наоборот, маловато, часть трасс просто обозначают нужным цветом, «натягивая», таким образом, нужное количество. С другой стороны, вплотную к стадиону примыкает «красная» Java. Мне она кажется неинтересной и непримечательной: узковата, без изюминки, выположенная, в нижней трети трассы, а то и с середины пути начиная, на ней бугры набивают. До самого верха Le Biolley поднимает бугель. 

С него можно спуститься «красной» Gavotte или необрабатываемой «черной» Etrolts, в которую вольются также две аналогичные «черные» – Morbleu и Les Coqs, она заслуживает внимания любителей фрирайда и бугров. Чтобы попасть на 2 последние, не нужно подниматься до самого верха на бугеле. Спустившись по Etrolts, вы окажетесь в регионе Le Fornelet (1970м), где всего один подъемник Adrets и всего две трассы. Отсюда вы можете либо переместиться в регион Plagne Aime, где тоже, преимущественно, один кресельный подъемник La Roche. Регион находится исключительно в лесу, где несомненно заслуживают внимания 2 «красные» трассы – Andre Martzoll и Emille Allais. Именно сюда я и попал после Le Biolley. Трассы мне очень понравились – широкие, с разнообразным рельефом, быстрые, немноголюдные, прекрасное сочетание эстетики леса и качества трасс. Существенный плюс – из-за нахождения в лесу трассы не раскисли под жгучим сегодняшним солнцем, хотя внизу, совсем рядом с подъемником, как можно увидеть на фото, снега нет.

Там же для отдыха и путешествия вполне можно прокатиться по длинной «синей» и не скучной Cornegldoulle (черт бы побрал этот варварский язык!). Из Plagne Aime и Le Fornelet можно спуститься еще ниже – в Plagne Montalbert (1350 м), где возможно довольно разнообразное лесное катание для любителей сочетать лыжи и сосново-лиственничные заснеженные пейзажи, но я не рискнул спуститься до 1350 м, рискуя нарваться на отсутствие снега. Если поехать сюда не в марте, а, допустим, в январе-феврале и не думать о недостаточном количестве снежного покрова, то катание в Plagne Aime - Le Fornelet - Plagne Montalberte способно доставить колоссальное удовольствие и для взора, и для тела.
После путешествия в Plagne Aime поднимаюсь на Les Verdons, чтобы покататься сначала в Champagny. Да, обратите внимание: подъемников Verdons – два, один поднимает из Plagne CentreVerdons nord, а другой поднимает со стороны Champagny – Verdons sud. В Champagny можно попасть 3 разными путями:

  1. Из Plagne Centre – либо на гондолах Funiplagne Grandе Rochette, либо на кресельном Verdons nord
  2. Из Plagne Bellecote на кресельном Les Lanches
  3. Из Belle Plagne на гондолах Roche de Mio по «синей» Levasset.

Регион Champagny очень приятный для катания, разнообразный и довольно большой. Со стороны Les Verdons и La Grande Rochette есть 2 замечательные «красные» трассы со звучными японскими названиями: Hara Kiri и Kamikaze («ой, Вань, умру от акробатиков» – то эти французы наставят столько букв, что сами же их прочесть не могут, а то возьмут и пропустят нужные). Обе трассы мною записаны в излюбленные – довольно круты, быстры, широки, гладки, разнообразны. Kamikaze мне представляется несколько более интересной, но, без сомнения, обе хороши. Для чуть более спокойного катания есть «синяя» Bozalet, имеющая продолжительные плоские участки и с которой, если позволяют условия, можно спуститься длиннющей 4-х километровой «красной» трассой (при нас она все время была закрыта из-за отсутствия снега) в самый низ – деревню Champagny, откуда можно подняться на одноименном гондольном подъемнике на склоны Champagny со стороны Roche de Mio.

Любители снежных бугров могут развлечь себя «черным», относительно продолжительным спуском Bosses, что начинается сразу от Les Verdons, который потом перейдет в Kamikaze. Спустившись донизу, можно попасть на подъемники Champagnу на склонах со стороны Roche de Mio. Для этого надо на скорости проскочить вперед в низкой стойке мимо посадки на Verdons sud, ибо там в конце будет небольшой контр-уклон, и придется доталкиваться до подъемника Borseliers на руках. С Borseliers вниз идут довольно веселенькие и относительно пологие, гладкие, широкие «красные» и «синие» трассы, их можно и походить карвингом, и просто ненапряжно покататься и поработать над правильностью своих движений в спокойной обстановке. Также рядом есть два бугеля, катаясь с которых можно не спускаться до самого низа, чтобы не стоять в очереди, если таковая имеется. Для разнообразия можно подняться еще чуть выше на подъемнике Rossa, с которого можно спускаться вниз тремя различными «синими» трассами.


В целом, на склонах с этой стороны неуверенно катающиеся и обучающиеся будут чувствовать себя комфортно и уверенно. Любителей перекусить на склоне здесь ждут четыре вполне приятных кафе.

Сегодня к 13.00 и Hara Kiri и Kamikaze уже после 1/3 пути оказываются рыхлыми, особенно Kamikaze. Поэтому зыбкую часть катить пришлось довольно внимательно и снова чуть в задней стойке, чтобы случайно не зарыть носки лыж.

Мое первое знакомство с Kamikaze протекало с довольно тематическим музыкальным сопровождением. Только я, впервые стартовав, выполнил две дуги по крутому «лобешнику», как пришедшее СМС-сообщение заявило о себе, грянув из кармана куртки на всю округу соответствующей мелодией, а это у меня «Три танкиста»: «…На траву легла роса густая, полегли туманы широки. В эту ночь решили самураи перейти границу у реки»…  Очень актуально. Летит, значит, по трассе с названием Kamikaze в спусковой стойке здоровенный мужик, производящий впечатление запущенной стереофонической межконтинентальной ракеты «Сатана», парализуя случайных лыжников воздействием не только на их зрительные рецепторы, но еще и слуховые… «…И летели наземь самураи под напором стали и огня»… Психическая атака. Ах, да – я еще и подпевал. Впрочем, нечто подобное я уже писал. Кажется, про Тинь. Но там не было трассы с японским названием.

Завершал свой спусковой день уже традиционно – на Inversens. Это еще одна полюбившаяся мне трасса. Я об этом выше рассказывал, но, на всякий случай, повторюсь. Педагогическая привычка, знаете ли. Достоинства Inversens: длина, ширина и разнообразие рельефа – заставляет менять темп и ритм. Можно ее хоть целый день катать по-разному – и точно не надоест. Одно из ее преимуществ – под солнцем она не становится рыхлой, нет ободранных или леденистых участков, хотя идеально ровной я ее назвать не могу.

 День восьмой. Закончился наш предыдущий недельный ски-пасс – Paradiski Decouverte, сегодня мы покупаем абонемент на оставшиеся 6 дней – на катание исключительно в La Plagne. Чтобы попасть в кассы из апартаментов Licornе, надо пройти в проход слева от супермаркета Spar, найти лифт и спуститься на первый этаж, затем спуститься по галерее на площадь, где находится еще один Spar, но побольше, и много сувенирных и спортивных магазинов, а также заведений, где можно поесть, с вывесками, стилизованными под средневековье.

А в кассах на этот раз – никого. И что это за паломничество было здесь неделю назад?

Сегодня мы обследуем район Dos Rond (2340 м). Чтобы туда попасть, надо с верхней станции подъемника Arpette спуститься по «синей» Replat в направлении Les Coches - Montchavin. Вокруг подъемников Carroley, Silla, Crozats, Dos Rond можно вполне замечательно кататься по «синим» трассам – Carroley, Teppes, Mont Blanc и Dos Rond, не опускаясь существенно ниже. Трассы широкие, спокойные и вполне подойдут для катания семейным парам с детьми и седовласым «львам», собравшимся «выгулять» своих молодых пассий, служащих для них дополнением к горному воздуху и коньяку.

Также этот райончик вполне подойдет для спусков степенным матерям семейств, не склонным к возбуждению от динамичных движений. Их мужья, что «любят погорячее», могут спокойно здесь своих «половин» оставить, не опасаясь за их здоровье, а сами отправиться до поры до времени «рвать подметки» на более зажигательных трассах. Подъемник Crozats занимает стратегическое положение – через него можно вернуться обратно в Belle Plagne, а можно попасть на Roche de Mio, ну и можно просто кататься, как я уже сказал, используя его как один из подъемников вблизи Dos Rond.

А можно попробовать спуститься еще чуть ниже по «синей» Bаuches, идущей протяженным, узким, извилистым, но безопасным серпантином среди елок, что я сегодня и сделал, но пожалел, ибо трасса была уже существенно талая, местами с землей и камнями. При других погодных условиях трасса особенно подойдет натурам, тонко чувствующим природные пейзажи, типа художников на отдыхе, гусарам, уставшим от ежедневных драматических сцен, устраиваемых им сексуально неудовлетворенными нервическими барышнями, романтически настроенным женщинам, остро переживающим любовные неудачи, и просто одухотворенным особам. Для углубления же самочувствия, позволяющего получить особо проникновенные состояния сознания, связанные с переживанием чувства наиболее полного слияния с природой, по мере спуска можно останавливаться на тропе и прикладываться к фляжке с горячительным типа коньяка, надолго застывая в позе немого восторга. А можно проявить и буйное самовыражение, совершенно не комплексуя по этому поводу, ибо толерантные европейцы, случайно проезжая мимо, отнесутся к вам с предельным пониманием. Для еще большего погружения в алко-экологическое сатори в конце трассы, у нижней станции uches, есть вполне пристойное кафе.

Затянувшая небосвод облачность, с одной стороны, немного ухудшила видимость покрытия, а с другой стороны, существенно замедлила стремительное уничтожение снежного покрова. Пусть снежок еще как-нибудь подержится 6 дней до нашего отъезда.

Идти еще глубже вниз – в Le Coches – я не решился, ибо набежавшие тучи выглядели вполне снежными; а если пойдет снег, то лучше все-таки держаться поближе к дому. Да и со снегом там, скорее всего, не очень…

Я вернулся в Plagne Bellecote, а тут и посветлело. Поскольку утро прошло у меня в туристическом режиме, я решил добавить дню динамики и огня и двинул в Plagne Centre на свой любимый стадион. Спортсменов там сегодня не было, и я, что называется, «дал жару». Очереди на Becoin не было совершенно, и я крутился, как челнок, жадно потребляя адреналин. Если проходить трассу в режиме слалома-гиганта, то при отрыве с «полки» выкидывает так, что можно пролететь по воздуху метров 15. Несмотря на то, что я каждые три-четыре спуска по стадиону чередовал, в качестве отдыха, с относительно менее нагрузочными спусками по соседним «синим» Pavane и Mont st-Sauveur, иногда – с «красной» Samba, ноги довольно быстро устали. Тогда я решил сходить в Plagne Aime и стал катать обе «красные» трассы вокруг La Roche.

Особого отдыха не получилось, как ни старался. Видимо, за прошедшую неделю нагрузка на ноги уже накопилась, да и внизу на обеих трассах снег был существенно рыхловат; а при езде в задней стойке обычно устаешь даже больше, чем от крутых жестких трасс. У нижней станции подъемника царила настоящая весна.

Из особых впечатлений – поднимаясь в очередной раз на La Roche, наблюдал в лесу деловито пробегающую лисицу. Хотя лис я и в своей подмосковной деревне периодически вижу, особенно ночью, на ближайшем поле, в свете автомобильный фар. Лиса – животное совершенно не романтическое, а такое же мусорное и наглое, как крыса: постоянно «шакалит» на помойках в поисках отбросов человеческой жизнедеятельности.

Тогда я решил посетить La Fornelet. Там единственный подъемник – Adrets – и две трассы – «синяя» Adrets и «красная» Les Grenoulles. Мне там понравилось – хорошие виды, озеро, поверхность которого уже начала оттаивать, – да и ноги отдохнули. Облачность совершенно рассеялась, как будто и не было никакой угрозы снегопада, и вернулось на свое место знойное мартовское горное солнце. Чтобы не расставаться с ним, я решил занять себя переездами на подъемниках и сначала двинул в Champagny, где сделал пару спусков с Hara Kiri, а затем на «перекладных» – тремя последовательными подъемниками – добрался до Roche de Mio. Inversens – мое, уже ставшее традиционным, окончание дня, ибо чрезвычайно медленный обратный подъем на креслах способствует полноценному отдыху натруженных ног. Так время и подошло к 16.00. Уррррра!!! Домой. Душ. Стаканчик скотча на балконе. Обед. Вино. Обмен дневными впечатлениями с друзьями. И диваааан! Никто не верит – но больше всего во всех этих историях я люблю не кататься, а вечером лежать на диване в «шавасане». Впрочем, я вообще по возможности это самое занятие предпочитаю всем остальным…

День девятый.
Сегодня вся наша компания с утра обменялась жалобами на плохое самочувствие: у кого ноги болят, у кого – руки, у кого – спины, у кого – головы, у кого вялость во всех членах, у кого головокружение. В общем-то, немудрено, ибо все пятеро – люди, в прошлом неоднократно травмированные и оперированные, а нагрузка в горах довольно большая. Хотя, следует признаться, лично я не то чтобы особых жалоб – никаких предъявить не мог: обычный рядовой день, все на месте, ничего примечательного. Поэтому ушел из гостиницы раньше всех и отправился на стадион, где и окончательно «размялся» спусками по Samba и Mont st-Sauveur, дождался своего приятеля – и уже вдвоем мы чудесно провели время на «красно-синих» трассах в Plagne Aime. Состояние снега на них было на удивление замечательное – ни льда, ни талой рыхлости. Да еще и малолюдно. Поднимаясь на подъемнике, уже можно было видеть и слышать многочисленные горные ручьи, а в отдельных местах – целые водопады. И запах… У горной весны особый запах…  Вскоре здесь собралась и вся наша компания. Там же мы сообща и пораньше, чем обычно, закончили катательный день, ибо к середине дня снег уже стал тяжеловат, рыхл и топок, появилась довольно внушительная облачность, да и просто надо дать себе восстановиться, иначе ухудшения самочувствия или травмы не избежать. Я открыл для себя новый путь возвращения домой: из Plagne Centre в Plagne Bellecote можно добраться на кресельном подъемнике Bergerie. Для этого надо проехать за нижнюю станцию гондол Funiplagne Grandе Rochet, придется немного потолкаться палками вверх, ибо там контр-уклон. В открывшуюся слева широкую арку надо проехать вперед до конца, там и будет искомый подъемник, который поднимает в Plagne Bellecote мимо Plagne Soleil. Plagne Soleil расположен довольно обособлено, со своей инфраструктурой местных трасс, рассчитанных исключительно на детей и откровенных «чайников», со стоянками для машин и автофургонов, позволяющих жить в них автономно, типа автокемпинга. На меня здешние шале и отели произвели довольно отталкивающее впечатление – жить тут я бы не хотел.
С верхней станции Bergerie спускаемся неплохой «синей» Trieuse к нижней станции Aprette, а дальше – вниз по St. Jacques, не промахнуться мимо нужного поворота налево, затем повернуть на скорости в проход между домами – и мы дома.

Продолжаю обзор здешних трасс. «Синие» трассы, расположенные в Belle Plagne, Plagne Bellecote и Plagne Village, достаточно просты, я бы даже сказал – примитивны и предназначены либо для катания новичков, либо для просто не требовательных энтузиастов движения на горных лыжах, для которых одеться в горнолыжный костюм и потусоваться среди себе подобных уже есть факт явления «выхода в свет» и праздника жизни. Через некоторое время они осядут в ближайшем кафе, чрезвычайно довольные жизнью и собой, и будут оживленно беседовать друг с другом, смотря на мир через стакан с насыщенно-бордовым vin shoud или с янтарным пивом, призывно играющими оттенками в солнечных лучах. Шезлонги на открытых верандах, бокал вина, сигаретка, комплименты, двусмысленности в адрес лиц противоположного пола и полное ощущение, что жизнь удалась. Ну, либо эти трассы используются в качестве транспортных магистралей – чтобы добраться до дома или подъемников с более интересными трассами. Как правило, они полны народа, и двигаться по ним довольно тесно. В связи со сказанным, я бы не рекомендовал здесь кататься родителям с детьми или лыжникам-сноубордистам, старающимся повысить свой технический уровень. Последние вполне будут себя хорошо чувствовать либо на склонах Champagny-en-Vanoise со стороны Roche de Mio, либо катаясь с подъемника Arpette как в сторону Plagne Bellecote, так и в сторону подъемников Carroley, Silla, Crozats. Продвинутым и амбициозным любителям скоростного и техничного катания на горных лыжах и сноуборде подойдут спуски с La Grandе Rochet и Les Verdons, катание в Plagne Aime, трассы с подъемника Becoin вокруг и на самом лыжном стадионе Stade Jean-Luc Cretier, трасса Inversens с Roche de Mio.
Мечтой уверенно чувствующего себя фрирайдера будет поездка на Glacier de La Chiaupe. Обращаю Ваше внимание, что местные рекламные буклеты и плакаты постоянно предупреждают: в регион ледника стоит ехать исключительно хорошо катающимся, ибо это место – не для слабых. Ну, и понятно, что поездку на ледник нужно планировать только в яркий солнечный день, избегая дней с переменной облачностью или сулящих ухудшение видимости и погоды. Также любители внетрассового катания получат свое удовольствие при спусках с Les Verdons, La Grande Rochet и Le Biolley.  В целом для фрирайдеров – как начального и среднего уровней, так и настоящих экстремалов – здесь достаточно места для катания и «подвигов».
В целом регионом La Plagne останутся довольными и найдут себе отдых, развлечение и драйв лыжники и сноубордисты самого разного уровня. По устройству La Plagne похожа на половинку скорлупы грецкого ореха с перегородками, отделяющими один район от другого, а транспортные магистрали подъемников расположены очень продуманно и технологично, вследствие чего перемещение от района к району, от трассы к трассе, даже если они расположены очень далеко друг от друга, не составляет большого труда и временных затрат. Персонально мне здесь нравится. Но и другим я однозначно рекомендую La Plagne для посещения. Смею предположить, что побывав здесь, вы полюбите здешние места настолько, что не захотите променять их на что-то другое в течение достаточно продолжительного времени.

Главное: стоит помнить, что горы и снег – стихии серьезные, какими бы безобидными они ни казались, и не прощают легкомысленного к себе отношения, а горные лыжи — это не пинг-понг и требуют хорошей, постоянной общей и специальной физической подготовки. Беспечность и невнимательность могут привести к тяжким и непоправимым увечьям, а не просто к испорченному отпуску. Знайте границу своих возможностей и не превышайте ее. Укрепляйте ежедневно, вне зависимости от сезона года, свои физические кондиции. Каждый день я наблюдаю, как спасатели в санях-волокушах спускают вниз травмированных людей, которые сами уже не в состоянии добраться до дома или спуститься по трассе вниз. Каждый день на трассах сбивают остановившихся в непредназначенных для этого местах людей. Каждый день в магазине или на площади можно встретить туристов с загипсованными руками, ногами и на костылях. Каждый день вертолет с красным крестом на борту забирает из труднодоступных мест разбившихся об склон, камни или деревья лыжников.  Вот и сегодня я сфотографировал такой.

Несколько дней назад, поджидая на верхней станции подъемника свою компанию, я в течение 10 минут наблюдал один за другим два случая травматизма в абсолютно нейтральной ситуации – при сходе с подъемника. «Жизнь – это страдания», но не стоит их преумножать своими руками.

«Стремление к минимизированию страданий вкупе с умением довольствоваться малым и тем, что имеешь, – путь к счастливой жизни».
Эпикур        

Что еще? Мне очень понравился регион Plagne Aime во всех смыслах. Сектор для проживания здесь выглядит очень привлекательно, имеются великолепные домашние трассы как для обучения с нуля, так и для опытных райдеров, магазины, рестораны. А пейзажные виды здесь точно самые лучшие. Единственный «минус» – очень далеко добираться до места и обратно, если соберетесь в Les Arcs.

А вечером, на закате, из сгрудившихся на ночевку на вершинах Ла Плани облаков таки пошел снег. Вот и хорошо под вечер свежего снежку лыжникам подсыпать, а ночью и утром ратраки его разровняют и уплотнят, сделав чудесное покрытие.

День десятый.
Дамы и господа! Как же это прекрасно – хотя бы раз в году в течение нескольких дней выходить ранним утром на альпийский балкон с видом на горные кряжи, в «традиционном костюме поручика Ржевского», с чашечкой дымящегося кофе, в который стоит всенепременнейше добавить граммов 20 французского коньяка, и, неспешно отхлебывая напиток, безмятежно смотреть на вершины, покрытые снегом и елями…  Это, конечно, не может отменить трагичности и бессмысленности существования, но вполне способно бросить кое-какую гирьку на противоположную чашу весов, где находятся чувство радости существования и переживание удовлетворения от самого факта бытия, чтобы попытаться уравновесить эти символические весы.
А спортивное хобби в сочетании с путешествиями – это лекарство от тоски, унылости, монотонности и необходимости каждый день отстаивать свое право на место под солнцем, реальный антидепрессант и естественный релаксатор со стимулятором в одном флаконе, без существенных побочных эффектов. Ну, естественно, кроме соответствующих материальных затрат.  Хотя, строго говоря, качество переживаний не особо зависит как от места положения, так и от характера деятельности. Но это не всем понятно – этому обучаются.

Снова обзор трасс в La Plagne: «синие» трассы в Plagne Centre: Arnica, Capella, Verdons, Mira, Ramy – вполне достойны внимания для катающихся любого уровня; они подойдут как брутальным мужчинам, так и изящно спускающимся манерным геям, застенчивым школьницам и отчаянным домохозяйкам, семейным парам и матерям-одиночкам, зорко посматривающим по сторонам в поисках мало-мальски пригодного на что-нибудь самца – на них можно ненапряжно и нескучно покататься, исключение могут составить лишь серьезные экстремалы с их чрезвычайно высокими запросами.

Трасса Arnica для нашей компании является своеобразным топографическим ориентиром и прозвана за соответствующие фигурки в своем начале – «у козлов».

Из здешних, лапланьских, «достопримечательностей» еще можно отметить монументально-концептуальную скульптурную композицию, расположенную на конечной станции Arpette, в виде громадного, несколькометрового лыжника, сваренного из металлических конструкций, судя по всему – оставшихся после сборки подъемника, и выполненную в стиле Эрнста Неизвестного и компании, которую в бытность свою Никита Сергеевич Хрущев, при посещении знаменитой одиозной выставки в Манеже, громогласно обозвал «пидерасами». Вот и при взгляде на этого «лыжника» что-то такое напрашивается…  Хотя, может, я просто не отношусь к людям, настолько тонко ощущающим прекрасное и способным в проникновенной задумчивости созерцать инсталляцию, например, из унитазов или портрет, выполненный из папиросных «бычков», переживая при этом сложные эстетические чувства. Микеланджело Буонаротти или, например, Архип Иванович Куинджи мне как-то все-таки ближе…

Рядом с подъемником Les Blanchets для любителей расположены три сноупарка и два трамплина для прыжков Big Air с надувной подушкой для приземления. Правда, при нас эту подушку надували всего пару раз, а сноупарки носят это название совершенно номинально – это Вам не Тинь, где сноупарк велик, разнообразен, где постоянно кто-нибудь прыгает или ездит по перилам, и где частенько проводятся международные соревнования по лыжному экстриму. Также неподалеку имеется трасса для бордер-кросса, а еще одна находится в Champagny рядом с подъемником Rossa. Следует сообщить, что La Plagne – один из крупных тренировочных и спортивных горнолыжных центров Франции, готовящих профессиональных спортсменов, в частности – слаломистов. Поэтому слаломных стадионов здесь аж 6 штук, крупный, правда, только один.

День сегодня, несмотря на вчерашнее вечернее ухудшение погоды, выдался теплый и солнечный. Пока ноги были свежие, я «челночил» на трассах стадиона в Plagne Centre, чередуя их с обеими «красными» в Aime. Последние утомляли ноги даже больше, чем спортивные. Чтобы дать себе отдых, я «прогулялся» для разнообразия в Le Fornellet, откуда с подъемника наблюдал, как двое спасателей, с которыми было еще 3 сопровождающих, не без труда спускали вниз сани-волокуши, имеющие в народе прозвище «труповозка», с полностью закрытым синтетическим волокном и жестко зафиксированным сверху ремнями пострадавшим на «черной» трассе Les Coqs лыжником. А всего таких «саночек» в течение дня я повстречал аж целых шесть – где-то на сложных трассах, где-то на очень простых, в частности, на Arnica. Кто-то теряет собранность, размякая от жаркого мартовского солнца, и начинает вести себя так, как будто он не горном склоне, а на приморском пляже; кого-то губит желание покрасоваться перед публикой, кого-то – пара стаканчиков глинтвейна, «пропущенных» между спусками; кого-то – дерзость, глупость и вошедшая в привычку безалаберность. Кто-то останавливается на склоне в небезопасном месте, кто-то совершает безответственные маневры, кто-то превышает пределы контролируемой скорости и собственных возможностей…

Про встреченную в Aime лису я уже рассказывал, а вообще из живности здесь встречаются, преимущественно, высоко в горах парящие поодиночке черные вороны. Как-то их сегодня слишком много.

  «Черный во-о-рон, что ж ты вьё-ё-о-шься
Над моею головой?
Ты добы-ы-чи не добьё-ё-ё-ё-ошься,
Черный ворон, я не твой»…

Когда ноги мои запросили пощады, я перебрался на Les Verdons и погонял там по «отпущенному» снегу Hara Kiri и Kamikaze. Пока перемещался к ним, ноги немного отдохнули, но ненадолго. Покатавшись и устав еще больше, ухожу и отсюда, чтобы отдохнуть на череде подъемников, двигаясь к Inversens. Через некоторое время, после очередного спуска по Inversens, понимаю, что от нагрузки мое травмированное колено уже перестает давать возможность бедру сгибаться под 90 градусов, а сидя в кресле подъемника, невозможно без острой боли поставить ноги на подставку под лыжи. И хотя силы еще есть и хочется сделать еще один спуск, но желание избежать возможности оказаться в «труповозке», со всеми вытекающими последствиями, гораздо сильнее. Тогда – не спеша домой по спокойной, но насыщенной лыжниками Tunnel. Трасса называется так, потому что ведет к настоящему туннелю длиной метров примерно 60, прорубленному в скале. В этом году там играет легкая музыка и мигают цветные лампочки, а в прошлом году, по рассказам очевидцев, проезжающего туннелем туриста неожиданно пугали страшным ревом невероятного чудовища, и в полной темноте на одной из стен появлялось изображение спроецированного на нее диковинного страшилища. Похоже, что эта прошлогодняя «фишка» не всем пришлась. На выезде из туннеля меня догоняют очередные спасатели с волокушей.

  - Ребята, на его месте должен быть я…
- Напьёшься – будешь!

Под ночь на горы клубами ядовитого газа спустился тяжелый вязкий туман. Обычно следующее за таким вечером утро для жаждущих взнуздать себя на горнолыжном склоне добрым не бывает…

День одиннадцатый.
Как и предполагалось – с утречка, после пробуждения, отдергиваю плотную оконную штору, а за окном – кисель, сотканный из мельчайших, микроскопических снежинок, висящих в воздухе, чрезвычайно медленно, неощутимо, незримо двигающихся к земле…

Ха, а лично для меня любое утро – доброе. Можно неспешно понежиться в кровати, прямо из нее наблюдая за окрестностями, затем – ледяной душ и чашечка кофе… Не будет катания – ну и отлично!  Можно и отдохнуть, и в местные лавчонки заглянуть, и по спортивным магазинам пройтись, на которые, если бы не такие, неожиданно свалившиеся дни, лично у меня, как правило, не хватает уже ни времени, ни сил. В общем, «живому – все хорошо».  Сказано – сделано. Позавтракав отменным французским фромажем (а у французов нет понятия «творог» – он у них тоже fromage, т.е. сыр), свежей выпечкой и сыром boufort выдержки 2014 года, мы отправились обследовать местные магазины, кондитерские, пиццерии, закусочные и рестораны.

Из Belle Plagne, как я уже излагал, можно спуститься в Plagne Bellecote с подсадкой на гондолах подъемника Roche de Mio даже в «гражданском» и не имея ски-пасса, так же, естественно, и в обратную сторону. Что мы и сделали, а потом прошлись у себя.

Жена моя прикупила очередную шапочку, а я присмотрел себе новые наконечники с кольцами для палок, которые сломал пару дней назад. Палки у меня из композитных материалов – легкие, тонкие, не гнутся и не ломаются, купленные вообще в незапамятные времена совместно с фрирайдовыми лыжами Salomon Pocket Rocket, а вот наконечники с кольцами на них пластиковые. Удивительно вообще, что они столько времени продержались. Поскольку палками о склон я практически не колюсь, ибо манера езды у меня спортивная, мне это особо не мешало, но для порядка можно и купить себе расходные материалы, хоть и за валюту. В «Intersport» наконечники + кольца = 10 евро. В «Sport-2000» те же предметы стоят ровно в 2 раза дороже, поэтому выбор был очевиден. Но хорошо, что впоследствии, явившись непосредственно за покупкой, я прихватил с собой и палки. Оказалось, что наконечники не подошли по диаметру. Пришлось докатываться со сломанными, а в Москве, по приезду, мне достались сказочные композитные палки Swix Excalibur в «Спортмарафоне» на улице Сайкина, по сказочной же цене – 1750 р. Экскалибур – это легендарный меч короля Артура, так что теперь точно – «не жечь, не палить городов русских» и «не хвались, супостат, своей силой темною»
Прошлись по сувенирным лавкам, прикупили шампанского – завтра у нас годовщина свадьбы. «День и ночь гуляла вся Пересыпь на веселой свадьбе моряка»… 
Народ же в это время, при полном отсутствии видимости, активно катался, и мимо нас, блуждающих от заведения к заведению, в травмпункт провезли очередного «слабого умом». 

Лично у меня от этого тумана перманентно в течение всего дня кружилась голова – видно, кислорода из-за высокой влажности и высоты в воздухе совсем было мало.

К 14.00 началось разъясниваться, к 15.00 появились куски совершенно чистого неба, но идти кататься уже смысла не имело.

День двенадцатый.
Утро. Ближайшие к нам вершины освещены солнцем, молочная облачность в отдаленной перспективе медленно, но верно иммигрирует из Ла Плани.
«Облака, плывут облака, в дальний край плывут, в Колыму, а я цыпленка ем табака, а я коньячку принял полкило»…
Ну, предположим, принял. Но не полкило, а грамм пятьдесят. «По чуть-чуть с утра, чтобы солнце быстрее взошло».  Лехаим, господа! «Желаю, чтобы все!»

Я гляжу за окно с полным ощущением того, что прожил здесь целую долгую и нескончаемую зиму… Лично мне одна поездка в настоящие горы вполне заменяет целый зимний сезон в Подмосковье. И, несмотря на все альпийское очарование, лыжи, вино, сыры и багеты, я бы уже двинул отсюда...  
А у нас сегодня годовщина свадьбы. Эээ, человек! Гарсон! Шампанского!!! Ну, здоровье молодых! Танцуют все!!! «И даже тощенький жених поет и скачет…»

День для катания выдался один из самых удачных. После суток предоставленного отдыха ноги просто летали по склону и требовали нагрузок и перегрузок. «Он рвет на себя, и нагрузки – вдвойне, эх, тоже мне, летчик-ас…» И после часа на стадионе уже захотелось сменить трассу на поспокойнее. Собрались было на Les Verdons, чтобы обкатать любимых «японцев», то тут оказалась незадача – Colorado вновь не работал. Пришлось наступить на горло собственной песне и подняться на гондолах Funiplagne Grandе Rochette.

Если есть альтернативы, при такой чудесной солнечной погоде и тонких весенних запахах хвои, альпийских трав с пригорков и нагретых камней мы предпочитаем подниматься в открытых креслах, а не в душных замкнутых кабинах с сопящими людьми, но делать было нечего – пришлось. На Grandе Rochette нас ждали изящная архитектурная композиция с верблюдом в центре и «ловцы» душ, жаждущих сигануть с парапланом с высоты 2500 м.

Любители vine choud и перекусить на природе заняли места под солнцем в высокогорном трактире.

Панорамный вид с Grande Rochette – один из наиболее «внушающих», так что поездка в кабине того стоила.

Да и спуски отсюда вниз – ох, как хороши! В любую сторону.

Ну, а мы, как и планировали, после отдыха «отутюжили самураев». Kamikaze ближе к часам 14 превратилась в «жидкий творог», ибо солнце в это время светит прямо на нее, а Hara Kiri к тому же в последней трети уже была продрана до самой земли, и снег приобрел грязный желто-коричневый цвет. Хорошо, что мы через день уезжаем…
Заканчиваем день катания по, можно сказать, уже сложившейся традиции – Inversens и возвращаемся домой, «взяв столько, сколько смогли унести».
А вот закат не обещает на утро ничего хорошего…

День тринадцатый.
А.Н.Толстой, «Хождение по мукам», часть третья: «Хмурое утро».
Раздернув шторы, в наше альпийское, во всю стену окно я смотрю на туманное утро дня, который можно считать завершающим; и проговариваю про себя, что в этот день стоят задачи сохранить руки-ноги-головы целыми, что в дни с ухудшенной видимостью особо быстро и рискованно не поедешь – рельеф плохо видно, и важно сохранить энергию на следующий день, чтобы выдержать поездку до аэропорта, провести время в дороге, а затем и добраться до подъезда собственного дома.
В соответствии с выбранным планом мы двинулись на подъемниках до спортивного стадиона. «В небе» – одни мужчины, погода ухудшается медленно, но верно. В воздухе чувствуется тепло, а снег уже с утра выглядит «отпущенным» против своей обыденной и суровой ежедневной утренней жесткости. С вершин то тут, то там содранными кусками кожи сходят лавины, обнажая грязную плоть французской земли.

«…Правда – кончается март. Ранняя всходит звезда, где-то лавины шумят…»

Через пару спусков по Mont st-Sauveur – а спускаться по сложной трассе стадиона лично я просто не рискую, ибо в условиях плохой видимости рельефа с «полки», а их там несколько, на скорости может выкинуть так, что костей при приземлении не соберешь, – полетели первые снежинки. Cемь-восемь спусков удалось сделать при переменной видимости, а дальше снег шел достаточно плотно, не переставая. Домой, домой, домой! Вот и подъезд нашей гостиницы. Руки-ноги целы, впечатлений – масса, покорено новое место, горнолыжный сезон закрыт.

А завтра утренней лошадью – наш гид прислал смс-сообщение – большой автобус в 8.30 должен забрать нас с остановки перед гостиницей Les Balcons в аэропорт. Рейс – в 15.30. Ехать до аэропорта не больше 2 часов, в аэропорте Шамберри приткнуться негде, так что день предстоит непростой.

Туристической компанией «Pac group» при поездке в Ла Плань пользоваться не советую – до гостиницы нас не довезли и не сопроводили, пришлось по их милости от места высадки трансфера идти пешкодралом с чемоданами и чехлами вверх, с довольно приличным местами уклоном, более полкилометра по подземному гаражу. И это после утомительного дня перелета. Как хорошо, что я не стал брать в этот раз еще один чехол – со сноубордом и ботинками – я бы в этом гараже бы и умер. Дежурства гидов на курорте нет – со всеми отсюда вытекающими следствиями.

Да, перед отъездом мы совершенно случайно открыли более гуманный способ добраться до отеля Licorn от въезда на парковку в подземном гараже, где нас высадил трансфер от Pac group: необходимо подняться на лифте на 4 этаж в отеле Les Balcons, что находится здесь же, а дальше по снегу пройти метров 60 – и ты на месте. Для этого, собственно, и нужен гид – чтобы не изобретать велосипед и не исследовать самому каждую подворотню. Но ведь не было его, этого гида!

Отъезд.
Новый путь до трансферного автобуса действительно существенно сэкономил нам силы. За нами пришел большой автобус, который потом последовательно забрал небольшие группы из Plagne Soleil и Plagne Centre. Движение почти всю дорогу до аэропорта было затрудненным – сказался субботний трафик, по дороге один раз наблюдали последствия от столкновения на серпантине. Горные дороги – узкие, и автобусы всегда проходят поворот через выезд на встречную полосу, вот на одном повороте автобус с легковушкой и не «разошлись», что осложнило и без того непростое движение в обе стороны.
Спускаясь с гор все ниже и ниже, повсюду можно было видеть прекрасную весеннюю картину: везде цвели роскошные, горящие солнцем желтые кусты форзиций, а густо цветущие деревья миндаля и абрикосов просто гипнотизировали взгляд своими бело-розовыми облаками посреди живых изгородей из вечнозеленых лавров, фикусов, туй и яркой и свежей молодой травы, перемежающейся с полянами всевозможных подснежников, нарциссов и бархатной синевой мускари. Температура воздуха внизу достигла +15 градусов. По дороге очень занятно было наблюдать за автомобилями, перевозящими как лыжно-сноубордную амуницию, так и доски для виндсерфинга, с гиками на крыше, мачтами и парусами. Куда там Сочи, Сочи «отдыхает»...  Про Московию я вообще помолчу. Гиблое это место – почти двенадцать месяцев в году темно, холодно и грязно. Если не замерзнешь, так в грязи завязнешь. Западня для оккупантов. Как шутит один мой приятель: «Жить здесь – это наша работа».
В Moutiers на традиционной остановке мы зачем-то стояли целый час. Обычно в Moutiers свозят микроавтобусами небольшие группы туристов с различных курортов – Тиня, Мерибеля, Куршевеля и пр., а потом, соединив их вместе, уже везут большим автобусом до аэропорта. Сейчас этого не требовалось. Народ пошел побродить по городку, а мы перекусили на солнышке и подремали в автобусе. В аэропорту все прошло неожиданно быстро – таможня, регистрация, посадка, взлет… Прощай, страна галлов!

Итак, общее резюме:

Апартаменты Licorn рекомендую для бюджетного проживания: это удобные, красивые, эргономичные и достаточно просторные апартаменты.

 

Практически в двух шагах от Licorn находится и супермаркет Spar (так что за свежим багетом можно сходить и в домашнем), и магазин-прокат-сервис лыж.

В шаговой доступности, рядом с указанным супермаркетом находится лифт, с помощью которого можно попасть в центр Belle Plagne, насыщенный спортивными и сувенирными магазинами, а также кафе, пиццериями, ресторанами и другими заведениями. Там же находятся и кассы по продаже ски-пассов. Еще одна касса (ну и, соответственно, всяческие увеселительные заведения также) находится в Plagne Bellecotte, куда можно попасть с промежуточной станции гондол Roche de Mio, сев на подсадку в сторону Plagne Bellecotte. Что примечательно: сесть можно и не имея ски-пасса, так же и вернуться, и таким образом можно передвигаться аж до 22.00, остальные подъемники выключают в 17.00. Еще напротив Licorn находится довольно приличный ресторан, где можно вполне вкусно поесть.

Для детей младшего дошкольного возраста 3-5 лет, если Вы поехали с ними, напротив апартаментов есть детская школа. До апартаментов Licorn можно добраться прямо на лыжах или сноуборде со склонов, доехать на гондолах Roche de Mio или подняться на лифте из Plagne Bellecotte. Апартаменты расположены в тихом месте – наш покой ни вечерами, ни ночами никто никакими звуками не нарушал, что лично для меня довольно ценно, – и из них открывается вполне живописный вид на панораму здешних гор и подъемников. Еще одно преимущество расположения Licorn – он равномерно удален практически от всех точек региона, отсюда удобно начинать путешествие как в Les Arcs, так на Glacher de la Chiaupe, в Plagne Aime и Champagny.  Жить в Plagne Soleile и Plagne Village мне показалось и неудобным, и неэстетичным, таковы мои впечатления и от Plagne Centre, хотя сами отели я не посещал. Деревянную отделку зданий здесь покрывают морилкой отвратительного грязного коричнево-черного цвета, что производит впечатление вечно мокрой и гнилой древесины. Я бы, честно говоря, таким образом и забор в коровнике красить не стал…   А вот от проживания в Plagne Aime я бы, напротив, не отказался. Но если рассчитывать на поездки в Les Arcs и на ледник, такое размещение весьма неудобно – придется затратить на дорогу-возвращение довольно много времени.

Катание: Регион La Plagne хорош для катающихся самого разного уровня и возраста и понравится без исключения всем – детям любых возрастов, женщинам, мужчинам, семейным и влюбленным парам, экстремалам, фристайлерам, рейсерам, фрирайдерам, дебютантам, впервые решившимся начать свое «танго с горами». Одна из главных «фишек» региона состоит в том, что новички и неуверенно катающиеся будут чувствовать себя здесь очень комфортно и безопасно уже на домашних склонах рядом с гостиницами. А уж в сочетании с Les Arcs возможности Paradiski в целом становятся просто трудно исчерпаемыми. По крайней мере, за одну поездку. Эстетически здешние горы дивно как хороши, а пребывание здесь в течение недели-другой будет настоящим праздником и отдыхом как для души, так и для тела, и запомнится надолго. Я, конечно, не готов биться об заклад, чтобы в случае поражения съесть собственный галстук, но полагаю, что у любого, побывавшего здесь, возникнет желание приехать сюда еще раз. У меня – возникло.

Гиперактивным можно дополнительно разнообразить свои впечатления от пребывания в Ла Плани массой способов. Например, парагляйдингом – прыжками с парапланом, для не имеющих сертификата – естественно, с инструктором.

Еще из острых ощущений – поездка по специальным трассам в специальных спортивных санях или бобе.

Исповедующие стиль яркой индивидуальности и непохожести, жаждущие получить новые ощущения, а также те, кому обычных горных лыж или сноуборда не хватает для полного счастья, могут взять в прокате всякие диковинки: сноубайк, биборд и пр.

 

Еще в Plagne Centre есть бассейн.

Стоимость «продуктовой корзины», в которую входили все вожделенные продукты – свежая выпечка, всевозможные овощи, свежее мясо, сыры, творог, сметана и пр., на 2 недели составила 100 евро на человека. Из особых впечатлений: сыр boufort 2014 года был просто восхитителен.  Стоимость алкоголя в указанную сумму включена. Наибольшим успехом пользовались красные сухие: Corbieres, Ventoux, Saint Chinian, Minervois, Cotes du Rhone. Средняя цена – 3.60 евро. Вполне неплохим оказалось в качестве après ski местное розовое и красное Cuvee de la Plagne – легкое, тонкое и ненавязчивое, в самый раз, чтобы, придя домой после катания, сесть со стаканчиком на балкончике, в лучах солнца, перед походом в душ и предстоящим ужином. Цена тоже подходящая – 2.70.

Еще мне показалось, что здесь довольно приятно-своеобразный снег, ибо обычно в поездках, а я люблю катание исключительно по жестким склонам, остроты кантов хватает только на первую неделю, а дальше приходится отдавать лыжи в точку. В этот раз этого не понадобилось, хотя, возможно, это результат именно теплой мартовской погоды и изобилия «отпущенного» снега. Вместе с тем, я нигде не встречал здесь исключительно леденистых участков трасс, хотя дневной разогрев и ночное замерзание способствуют именно обледенению покрытия.

Надеюсь, мой обзор и рекомендации пригодятся Вам при осуществлении намерения поближе познакомиться с La Plagne и Paradiski. Узнать о возможностях La Plagne «из первых рук» можно на сайте www.la-plagne.com, а кроме того – для заинтересованных лиц – следить за состоянием погоды и качеством снега через веб-камеры: http://www.la-plagne.com/infos-live/webcams.html. Для травмированных и нуждающихся в рекомендациях, а также – в практической помощи по восстановлению или повышению уровня своих функциональных возможностей и здоровья, – см. мои контактные данные на главной странице сайта.

Катайтесь и путешествуйте, берегите себя и других. Ну и всем – успехов!

Страница 2: Ла Плань. 2017.